«Noid» — «Вепсская этно-группа»

2

В нашем городе живет много талантливых музыкантов, сегодня мне удалось пообщаться с Владимиром Соловьёвым — руководителем вепсской группы «Noid». В интервью он рассказал, об идеи создания группы, о планах на будущее, а также о своем творческом пути.

— Здравствуйте, Владимир, расскажите, как возникла идея создать группу?

— Здравствуйте, идея появилась в 2007 году абсолютно спонтанно, я ездил на фестиваль в Швецию, на обратном пути ехал в одном автобусе с группой «Olemba», разговорились о том, что у карелов и финнов есть коллективы фольклорного направления, и они пропагандируют культуру, а у вепсов нет такого коллектива, который исполнял бы песни в современных аранжировках. Вот так родилась эта идея. Приехали в Петрозаводск — и все началось!

— Не страшно было связывать такие вещи как вепсская культура и современная музыка?

— На самом деле коллективов такого направления достаточно много, это развитый стиль, но мы хотели все же отойти от каких-то общепризнанных стандартов в данной области, если так можно выразиться, и хотели именно поэкспериментировать. А начиналось все с того, что мы сделали фолк, там был контрабас, аккордеон, флейты, это было самое начало. Потом со временем мы добавили барабанную установку, бас-гитару, синтезатор. Последние наши эксперименты – это электроника, можно это называть сайбер-фолк.

–≤ (11)

— Вы поете только на вепсском языке?

— Только на вепсском.

— Я правильно понимаю, что у всей группы корни вепсские?

— Моя бабушка родом из села Шёлтозеро, а дедушка из Шокши (деревни в Вепсской волости). У Александра Шашина, басиста и аранжировщика, тоже есть вепсские корни, а Алина Картынен — вокалистка — имеет ингерманландские корни.

— Группа выступает одним коллективом или была смена состава?

— Было несколько составов, последнее время, на протяжении где-то четырех лет, состав постоянный, мы играем втроем. Когда все начиналось, у нас было три вокалистки, было многоголосие. Посчастливилось и познакомиться, и поработать с очень замечательными людьми, можно за это, наверное, судьбу поблагодарить.

— Здорово, совсем недавно вас номинировали на премию «Russian World Music Awards», это случилось впервые?

— Нас номинируют уже второй год. В прошлом году мы не выиграли, впрочем, как и в этом, мы не прошли по отборам дальше, но это не обидно, там очень много достойных коллективов. В прошлом году, после номинации, мы ездили туда выступать, там была лайв сцена, очень прикольно поучаствовать в этом.

–≤ (12)

— Часто у вас проходят концерты?

— До этого времени в Петрозаводске мы крайне редко выступали, в основном уезжали за границу: Финляндия, Норвегия, Швеция, Эстония. Каждый год, так получается, мы ездим на какой-то фестиваль более-менее крупный — были на “Riddu-Riddu” (Норвегия), “Liet international” (Италия), “Tallinn Music Week” (Эстония), “Karjalan folk” (Финляндия), на российском “Воздухе” и “Систо”. Работа не позволяет частых отъездов — вот в прошлом году были в Ижевске, в этом году нас пригласили, но мы поехать не смогли, это длительное мероприятие, туда ехать только двое суток, а все занятые, у всех работа, мы стараемся совмещать. Хочется еще сказать, что сейчас с нашей новой программой мы стараемся делать такой мини-перформанс. Когда мы выступали в Тарту, нас пригласили в университет, там сохранились архивные видеозаписи примерно 30-х годов прошлого века о жизни в вепсских деревнях, они хранились там долгое время, потом их оцифровали, и нам разрешили кадры использовать на концертах. Собственно, сделали нарезку, и теперь используем ее в качестве визуального ряда. Стараемся создать определенную атмосферу во время выступления.

— В самом начале, вы говорили, что вашему коллективу исполнилось уже 10 лет, как вы отметили этот праздник?

— Мы традиционно встречаем с друзьями в этот день, эта традиция появилась лет пять назад, отмечаем, иногда бурно, иногда скромно, но стараемся не пропускать, посидеть в нашем кругу. Также выступали в с юбилейным концертом в клубе «Z.EFiR» — было классно, пришли наши знакомые и друзья. Мы сделали livestream в VK, можно запись посмотреть в нашей группе.

–≤ (13)

— Знаю, что у вас есть собственный музыкальный клип «Voik», расскажите о нем?

— Да, это вепсский плач. Жанр плача вообще у финно-угорских народов очень развит, плач раньше проводился по множеству поводов. В нашем случае — это свадебный плач. Кстати, за эту аранжировку традиционного плача мы получили гран-при “Общества М.А. Кастрена”. Сейчас готовим новый диск, надеемся, после нового года его выпустим. После планируем отснять еще один клип, если найдем финансирование.

— С финансирование, как я понимаю, сейчас сложно?

— Есть проблемы, собственно говоря, мы особо ни на кого и не надеемся. Помощь государства присутствует, она крайне ограничена, правда. Самый первый наш альбом мы записали на государственные средства, второй при поддержке организации «Nuori Karjala», а третий уже на свои средства.

— Для вас музыка – это хобби или главный вид деятельности?

— Музыка для меня хобби, зарабатываю деньги я другим, но это хобби, которое возникло уже давным-давно. Учился сначала в музыкальной школе №1 шесть лет по классу аккордеона. У меня замечательный был педагог был – Филиппова Людмила Борисовна. Потом на какое-то время забросил музыку, у меня стоял-пылился аккордеон. Как-то меня позвали в ансамбль «Тойве» ПетрГУ, там я отыграл года три, а после началась моя деятельность уже в “Нойде”.

–≤ (14)

— Заниматься музыкой вы стали по своей инициативе или может быть на это решение повлияли родители?

— Это интересная история. По мнению родителей, меня нужно было отдать на бальные танцы, но с хореографией не получилось — помню, на первом занятии меня попросили сделать «мостик», а я вообще не представлял, как так можно изогнуться (смеется). На первое занятие я еще сходил, а на второе – дошел до здания, развернулся и пошел обратно. Последней попыткой меня куда-то пристроить стала музыкальная школа, там у меня начало получаться. По классу аккордеона учатся 5 лет, в третьем классе поехал на всероссийский конкурс в Санкт-Петербург, там стал третьим, а в 4 классе ездил в Тулу на конкурс им. Белобородова, там тоже занял 3 место. После мне дали ельцинскую стипендию «Юные дарования России», я остался еще на шестой год, ходил в бухгалтерию, получал стипендию, чему был очень рад. Были периоды, когда хотелось бросить школу, это ведь большой труд, когда мы на конкурсы готовились, нужно было играть, репетировать. Я же ленивым был, из меня лень старались вытравить, но не особо получалось, единственным вариантом было – закрывать меня в кабинете с аккордеоном (смеется). Мы с моим педагогом к тому же соседи по даче, она еще и летом приходила, занималась со мной. За 6 лет мне это поднадоело все, были уже другие устремления, в итоге забросил музыку, но потом вернулся. Это большой труд, чтобы научиться играть, нужны большие усилия.

–≤ (15)

— А можете немножечко рассказать о том, как обстоят дела с музыкой в Карелии?

— В Карелии очень сильные музыканты вообще, нет возможности делать что-то плохо, так как ты видишь реальные примеры качественной музыки и волей-неволей тянешься к этому уровню. У нас и музыкальные школы есть, также колледж, консерватория, концентрация музыкантов на квадратный метр просто сумасшедшая. Говорят: «Что у вас там, в Карелии, Мекка что ли музыкальная?». И прям гордость такая за республику. Очень много талантливых коллективов, все обмениваются опытом, это развивает музыку. Плохо, что маленькая осведомленность у жителей об этно-группах, это не мейнстримное направление. Приезжаешь в Норвегию, там «Мари Бойне» — как у нас Алла Пугачева, ее боготворят, очень любят, вот бы у нас так было!

— Что вас вдохновляет на создание музыки?

— Во-первых, сама идея – заниматься музыкой, неважно приносит или не приносит это материальные блага, от музыки никуда не деться. Во-вторых, мы – вепсы, и это такое желание сделать так, чтобы вепсский язык не умирал, чтобы хоть в каком-то виде он сохранялся. Хотелось бы, чтобы какое-то наследие осталось, по крайней мере, жители Карелии знали бы про этот народ.

–≤ (16)

— Есть какие-то центры, которые развивают вепсский язык?

— Есть “Общество вепсской культуры”, в рамкой его существуют энтузиасты, которые болеют душой за сохранение языка. Есть замечательные проекты, например, «Пагинклуб», туда можно прийти с любым уровнем владения языком и просто общаться. Разговорная речь – это большая проблема, учебников достаточно, чтобы поддерживать язык, но нужно постоянно говорить с носителями. Кроме того, выходит вепсская газета «Kodima», есть передачи на радио и TV.


–≤ (20)

— Вы владеете вепсским языком?

— Да, по первому образованию я филолог, закончил факультет “Прибалтийско-Финской филологии и культуры”, по специальности “Вепсский и финский языки и литература”, но, на самом деле, язык слышал я с детства, бабушка с дедушкой на нем говорили, я что-то понимал, но сам не мог говорить.

— Владимир, а помимо музыки, у вас есть еще какое-то хобби?

— Я люблю читать. Правда, на художественную литературу времени мало остается, стараюсь читать научно-популярные книги, про эволюционистку, этологию, нравится читать про то, как устроен мозг, как он работает. Помимо этого, играю в «Что? Где? Когда?» уже третий год. Я занимаюсь тем, что мне интересно.

–≤ (17)

— Замечательна, что вы поддерживаете вепскую культуру, все делаете для того, чтобы язык сохранялся. Спасибо большое за интервью.

За фото благодарим нашего фотографа Юлию Макарову

Место — Кофейня «Crema Caffe»
* Студенческий бульвар
* пр. Ленина 17 https://vk.com/cremacaffe

 

Читайте также