9 апреля 2019 в медиа-центре «Vыход» открывается персональная выставка Натальи Егоровой

Выставка «Гранатовый сад» – это состоящее из трёх слагаемых представление художественного проекта «Два входа в гранатовый сад». Проект – термин в области искусства, да и жизни общества в целом, давно обессмыслен, заболтан частым использованием «просто так». Случай же Натальи Егоровой особый. Художница занимается именно проектами и не потому, что так принято, а потому что так её авторское художественное мышление устроено. Проектность здесь – во множестве слагаемых замысла, часто – в привлечении в одной работе различных технологий, в сложности смысловой конструкции. Есть нечто объединяющее авторские замыслы последних 10–12 лет. Это относится и к проекту «Псевдоморфоза», в котором искусство встречалось с наукой минералогией, и к проекту «Марсий», исходящему из образов древнегреческой мифологии и включающему сложную электронную инженерию, работу с суперсовременными материалами, сотрудничество с учёными-орнитологами.

imgm3956

Относится это, на мой взгляд, и к «Гранатовому саду». Перед нами развёрнут процесс постепенного сложения образа гранатового сада. Развёрнут в последовательно выстроенной серии графических листов, в которой каждый офортный оттиск отличается от предыдущего одной добавленной изобразительной деталью – «знаком, буквой». По мере нарастания присутствия проявления искомого образа считываемость букв-деталей (слагаемых текста) уменьшается. Когда изображение становится максимально графически насыщенным, а образ достигает чаемой полноты, предмет проваливается в черноту непознаваемости.

2

История, выглядывающая из-за концептуальной графической серии, внутренне довольно разнообразна. Это и «сюжеты» из истории философии – о непознаваемости вещи, об отличии предмета и суммы слагаемых, составляющих предмет, и т.д.  Это и вполне житейский (социальный, исторический, политический) сюжет об удивительном несоответствии конечного результата человеческой деятельности тому, что человек планировал, о чём ему, так сказать, мечталось.

4

Искусство здесь не столько в изображении, в «картинке», сколько в идее, предъявляемой автором с использованием определённого языка. Для того, чтобы развернуть метафору преследования образа, автор выбирает предметом поэтизации гранат, вероятно, не случайно.  Гранат – одно из самых символически нагруженных растений. Есть версия библейского сюжета, что змей угощал Еву именно гранатом, а не яблоком. На мой взгляд, авторский поиск гранатового сада, будучи совокупностью графического процесса, анимации, рассказов, звучащих на разных языках, обладает явным «борхесовским привкусом».

Артём Стародубцев, художник