Надзирать и обязывать. Почему новые технологии убивают свободу и не дают взрослеть

1

В начале учебного года в школах республики на смену прежней информационной системы «Дневник.ру» пришла новая разработка «БАРС». Впрочем, основная задача новинки осталась той же – всецело контролировать процесс обучения школьников. В интервью Laikkamedia Анита Румянцева, кандидат психологических наук, доцент Института педагогики и психологии ПетрГУ, рассказала, чем чреват тотальный контроль над ребёнком и почему электронные дневники невротизируют всех.

PM_w61RtuFg


Сомнительная польза

— Анита, автоматизированные системы, предназначенные для учителей и родителей, облегчают жизнь тем и другим?

— Электронный дневник имеет свои плюсы. Первый – это, конечно, оперативность получения достоверной информации. Разумеется, если педагоги ведут его постоянно. Особенно выручает в случае болезни ребенка – в нём можно узнать домашние задания, не беспокоя других и в удобное время. Например, утром, когда самочувствие стало лучше. Или днём, не дожидаясь прихода одноклассников после школы, а чаще ещё и после кружков. Также родителям учеников начальных классов легко узнать задание, если ребёнок не записал его в дневник.

— Наверняка в действительности всё обстоит немного иначе.

— Да, в реальности сведения в тетрадях, бумажном и электронном дневнике часто расходятся. Ребёнок приходит из школы довольный, демонстрируя свежую «5» в тетради,  при этом в электронном дневнике именно в этот день появилась оценка за контрольную, написанную три дня назад – и там, например, «двойка». Родителю тогда трудно порадоваться актуальной оценке. Кроме того, у некоторых педагогов существует такая практика – ставить неудовлетворительные оценки в случае отсутствия ребенка на уроке, в том числе по болезни. Это такой «долг». И ребёнок, и родитель видят «двойки». Средний балл снижается и становится близок к двум с небольшим баллам. Потом, когда сданы работы, «двойки»  удалятся, но эмоциональный осадок всё равно останется.

— Говорят, что электронные журналы часто не начинают работать своевременно.

— Да, такое бывает. В результате ребёнок и родитель уверены в том, что всё хорошо. А учитель, вынужденный вести сразу несколько документов, проставляет все прошлые оценки задним числом – в итоге картина первой четверти или триместра становится понятна только к их концу, и повлиять на итоги уже невозможно.

— К чему всё это ведёт?

— Всё это дезориентирует школьника. Ребята могут сильно переживать по таким поводам. Иногда им даже требуется психологическая помощь. Бывает, что родители обращаются за такой помощью с умным, отнюдь не бойкотирующим школьные требования подростком по поводу его неуспеваемости и отчаяния что-то изменить.

— Повышают эффективность образования?

— Мне трудно судить о повышении эффективности образования такими методами. Я не очень представляю, какие параметры эффективности электронный дневник может изменить. Качество знаний? Мотивацию? Вряд ли. Снять коммуникативные барьеры или улучшить эмоциональный фон? Совершенно не уверена.

Дети перестают взрослеть

— Насколько я понимаю, электронные дневники рассчитаны на то, чтобы повысить уровень контроля над детьми со стороны родителей. Тем более что у родителей есть пароль от электронного дневника, и они могут в любой момент зайти в него, а кроме того, есть ещё и система смс-оповещения.

— Я не знаю, какую цель ставили перед собой создатели электронных дневников. Но в реальности я вижу два разных эффекта. Во-первых, доступность и скорость – или своевременность – информации. Во-вторых, да, возможность усиленного родительского контроля.

— И что он представляет на практике?

— Невротизацию. Как родителей, так и ребёнка. Нередко родитель видит оценку раньше, чем школьник и далеко не всегда в удачный момент. К примеру, находясь на работе или на празднике, в больнице или в гостях. Школа «врывается» в частную жизнь и родителя, и ребёнка без предупреждения. Ребёнок не может сперва пояснить родителю ситуацию, а потом озвучить её последствия в виде отметки. А родитель – выбрать время в своей жизни, когда он узнает о школьных успехах ребенка. Знаете, такое информирование в чём-то напоминает смс-информирование о счёте в банке…

— Не выглядит ли открытый доступ в электронный дневник так, как если бы родители без спросу открыли портфель своего ребёнка и достали бы оттуда дневник обычный?

 — Нет. Здесь есть принципиальная разница. Ребёнок изначально знает, что электронный дневник – не его, а у родителей есть пароль. Школьный рюкзак и вещи в нём всё же изначально личные вещи.

— Но самое главное даже не смс-оповещение и не доступ без спросу.

— Да, смс-информирование можно отключить, а вот ребёнок всё равно перестаёт быть полноправным субъектом своей учебной деятельности, включая её результат. Он в любой момент времени, круглосуточно – а не только когда мама или папа пришли с работы домой и решили спросить про школьные успехи – может оказаться под всепроникающим и контролирующим родительским взглядом. Взглядом, от которого бесполезно скрываться – ведь у родителей всегда автоматический доступ к оценкам. И это, действительно, осложняет процесс личностного развития и взросления.

— Какие ещё последствия могут иметь электронные дневники?

— В некоторых семьях, когда несдержанный или агрессивный родитель в любой момент может увидеть оценки – это просто небезопасно для ребёнка. В том числе физически. И, конечно, это ведёт к росту тревоги, под гнётом которой никакие учебные показатели не улучшаются. Кроме того, дневники предоставляют возможность увидеть рейтинг школьника среди других детей. В свете тенденции рассматривать ребёнка как того, кто должен давать повод для родительской гордости (которую специалисты называют нарциссическим расширением), это может способствовать усугублению ситуации. Например, давайте представим, что чувствует родитель, увидевший, что его дитя находится на 33 месте в классе. Из 33 возможных.


Никакой свободы

— Но хоть какие-то преимущества у электронных дневников есть?

— Пожалуй, спорный, но в некоторых моментах всё же «плюс» в том, что ученик понимает – родители всё равно узнают оценку, которую он получил в школе. А поэтому ему реже приходит в голову что-то скрывать.

— Не ощущает ли ребёнок в такой ситуации дефицит доверия со стороны взрослых? А если ощущает, то какие могут быть последствия? Не чреват ли такой контроль превращением ребёнка в безвольное существо? Ведь он полностью под контролем, никакой свободы для манёвра не остаётся, так не лучше ли вообще отказаться от каких-либо желаний.

— Ребёнок в современной школе вообще мало ощущает доверия. И дело тут не столько в дневнике и тем более не в его форме. Повсеместно и дети, и родители слышат, что мамы и папы должны проверять домашние задания. Этакая проверка перед проверкой, причём без просьбы школьника. Должны «сказать ему/ей, чтобы он/она» «учились как надо», «вели себя хорошо», «не бегали», «не дрались и не крутились на уроках», «придерживались школьной формы», «не забыли то или это». И так далее. И, конечно же, добились этого. Последствия? Последствия уже есть. Ребёнок не учится быть субъектом, не учится ответственности. Да и вообще, зачастую, не считает, что учёба – это его дело. И, будучи  «пешкой», не проявляет к деятельности интереса. За него всё решают и делают взрослые. Причём невзирая на его чувства и потребности.

— Какой-то выход из ситуации возможен?

 — Как и в большинстве вопросов, главным опосредующим фактором во всем этом будет, конечно, позиция самих родителей и то, как они будут предоставленные возможности использовать. Дневник должен оставаться хранителем событий самостоятельной школьной жизни ребёнка, его заданий и оценок. Школьник – хозяин дневника, а родитель – только гость. Ребёнок должен сам регулировать степень вторжения мам и пап.

 

Читайте также