«Человечность – самое важное». Дарья Маковецкая о том, что есть волонтерство

Одна из самых добрых и важных бесед с создателем «Карельского центра развития добровольчества», а попросту «Доброцентр10» Дарьей Маковецкой. Я уверена, что Дарью смело можно назвать человеком широкой души! Ведь на таких хрупких плечах лежит груз ответственности за чужое, порой маленькое, но все-таки счастье. Без тени сомнения, она посвятила жизнь добровольчеству и помогает остальным найти себя в этом. Если вы еще не знаете о волонтерстве, то сейчас самое время это выяснить. Возможно, это то, чего вам не хватает.

imgm6089

– Расскажите три факта о себе.

Я могу много и долго говорить о волонтерах, долго быть волонтером, когда надо и 24 часа в сутки. Волонтерство уже определенный стиль жизни.

Второй факт из студенчества. Я недоагроном, но мои друзья говорят, что я все равно выращиваю человеческие души. Я являюсь педагогом дополнительного образования и применяю агротехнические знания немного в другом профиле.

Благодаря волонтерской деятельности мне удалось побывать во многих местах России: от Южно-Сахалинска до Калининграда, с Мурманска до Сочи. Такие вот точки географические. Правда, Камчатка еще не покорена, но все в будущем.

– Откуда возникло желание заниматься непосредственно волонтерством?

Все это пошло еще со школы, на попе ровно не сиделось. Неравнодушна была к каким-то активностям и в школе, и в университете. Благодаря моим друзьям, которые постоянно меня тормошили, это затянуло. В студенческие годы пробовала быть в профкоме ПетрГУ, потом поняла, что хочу чего-то более социального, и так я случайно нашла в интернете информацию о школе волонтеров. Я ее окончила. После этого мне практически сразу предложили быть куратором проекта, а потом и куратором волонтерского движения. Опять же, темп набирался, и захотелось создать свой центр. Мы уже шли к такому системному развитию добровольчества и на Российском уровне, и на уровне республики Карелия. Плюс такие, по-хорошему, молодежные амбиции, создать организацию за два месяца. Мысль о том, что куча отчетов и так далее – этого не было. Был просто молодежный движ. Нашлись люди-единомышленники, стало понятно, что мы идем в нужном направлении.

– С какого момента непосредственно все началось?

Официально 2 декабря 2009 года – день рождения нашего центра. Нашу организацию зарегистрировали за неделю, это был нонсенс! Обычно, это занимает месяц – полтора. Мы поняли, что это знак, который дается нам свыше, что к 5 декабря, ко дню волонтеров, мы зарегистрировались. Так вот мы и начали жить. В этом году нам уже семь лет! Как говорится, дети выросли, пошли в школу. Что-то в этом есть.

– Расскажите, какие проекты были сделаны?

Самые громкие и большие, которые дали нам охапку опыта – это, конечно, Универсиада в Казани. Это тот проект, который мы вспоминаем с трепетом и, иногда, со слезами на глазах. Проект был с определенными сложностями, но очень крутой для нас, как для команды, которая училась создавать такие проекты. Мы сделали очень большой шаг на развитие такой деятельности и на привлечение внимания к добровольчеству. Это было такое разовое мероприятие, но об этом все стали говорить, и это очень важно для нас, чтобы о добровольчестве услышали и не воспринимали как какое-то сумасшествие. После людей начали принимать как добровольцев.

Второй проект, который дал нам такой толчок – Олимпийские игры в Сочи. Плюс ряд местных проектов, как эстафета Олимпийского огня. Но они нам дали и определенные сложности, потому что многих волонтеров стали воспринимать как волонтеров-праздник, которые ходят только по массовым мероприятиям, а социальной деятельности не видно.

Есть очень классная технология, которую мы когда-то придумали, сидя в кафе. В первые три года у нас не было ни офиса, ни компьютеров, то есть мы работали на своей технике, пачки бумаги у друзей спрашивали, кто-то нам что-то давал, покупал. Были бомжами, но по-хорошему. Мы понимали, что это проверка нашей организации на устойчивость. Если мы научимся работать с нулевым бюджетом, значит, мы научимся работать и с большими деньгами. Собственно, однажды в кафе мы придумали «эксперимент добра» по типу меню в кафе. Мы поняли, что можно сделать серию таких волонтерских вакансий, поставить игровые баллы и волонтеры сами выбирают те дела, на которые они хотят пойти и сколько баллов они хотят наволонтерить. За эти баллы они получат какие-то небольшие подарки: мастер-классы, походы в кино, театр. Организации, которые помогают волонтерам, они выставляют от себя подарки. Вот так семь лет эту игру мы проводим, она дает возможность за идею познакомить большому количеству людей с добровольческой деятельностью.

imgm6271

– А были морально тяжелые проекты?

Эмоционально всегда. Люди бывают очень разные. Работая особенно, в социальном добровольчестве, у волонтеров очень часто наступает эмоциональное выгорание. Когда ты начинаешь проникаться в ситуацию человека, тебя может очень сильно накрыть. И тут очень много работы и самим волонтерам, чтобы так не погружаться. Волонтер может помочь, но на корню он не решит проблему, это системная работа. Сейчас мы вышли на тот уровень, когда ряд социальных центров, повернулись нужным местом. До этого все стояли в сторонке и смотрели, как мы барахтаемся в этом. Сейчас увидели реальную ценность и значимость волонтерства.

– Вы сказали про бюджет…

Мы до сих пор остаемся организацией с нулевым бюджетом. Когда нам совсем тяжело, мы печем печеньки и продаем, таким образом, зарабатываем немного денег, которые тратим на проект. И нас это не пугает. Мы понимаем, что сами заработали, а не просили с протянутой рукой. Хотя есть проекты, которые иногда финансово поддерживают разные Министерства и Фонды. Это сильно помогает в развитии движения.

–А спонсоры?

Сейчас стали звонить и предлагать помощь, но очень много людей, которые приходят с частной инициативой. На данный момент мы собираем канцелярские вещи для детского отделения психиатрической больницы в Матросах. И это не магазин, который отгрузил нам партию товара, а люди, которые пошли и купили пачку фломастеров, цветного картона и принесли. И таких людей много, что очень приятно.

Так же у нас было и с приютом, люди приносили корма, медикаменты, а волонтеры транспортировали это в приют. Плюс выгуливали собак.

На самом деле все решают не большие корпорации, а люди. Один человек может очень много сделать, хотя, казалось бы, что сто рублей никого не спасут. Реально могут спасти и мотивировать людей вложить больше.

– Какими качествами должен обладать волонтер?

Каждый может стать волонтером, главное, чтобы было желание. Важно понимание, зачем ему это и сколько он готов потратить времени на волонтерскую деятельность. Есть люди, высококлассные специалисты и час их работы стоит, к примеру, несколько тысяч рублей, а они приходят и предлагают, например, юридическую консультацию раз в месяц и т.д. Или молодые пенсионеры с кучей свободного времени и они готовы что-нибудь поделать.

Очень круто, что волонтерство объединяет поколения.

– А вообще, какого возраста люди к вам приходят?

В среднем начинают с 13-14 лет, когда наступает осознанное желание быть волонтером. Верхней планки нет, люди и в восемьдесят к нам приходят. Бывает, приходишь к бабушке под девяносто и помогаешь ей помыть квартиру, а она предлагает что-нибудь поделать, например, с детьми пообщаться. Эти люди не только получатели услуг, они тоже готовы вкладываться.

Сейчас мы с центром «Истоки» обсуждаем идеи проектов для людей с инвалидностью. В обществе принято считать, что им нужно всем помочь, пожалеть, что они обязательно в чем-то нуждаются, откупиться какими-то благотворительными пожертвованиями и закрыться дальше ширмой, что мы толерантное общество для людей инвалидов. При том, что не все кафе или общественные места города готовы принимать в своих стенах таких людей. Мы сейчас будем делать ряд проектов, чтобы показать, что такие люди тоже могут быть волонтерами, равноправными членами общества.

– То есть вы готовите проекты для них?

Мы являемся кураторами в Карелии проекта «Добропочта». Люди могут помогать другим одиноким людям. Например, у кого-то день рождения, и добропочтальоны пишут открытки с поздравлениями, у кого-то заболели родственники и нужна моральная поддержка. Таким образом, поддерживают других. Сейчас можно помогать не только делом или деньгами, но и написав добрые слова.

– Вообще сколько у нас в городе волонтеров?

Официально, выдано более 2100 книжек волонтеров, но мы никого не заставляем обязательно получать эту книжку. Это на усмотрение самого человека. Книжка – некий журнал, куда волонтер записывает, кому он помогал, когда это было. Понятно, что для молодежи это интересно, им по кайфу. Они еще между собой соревнуются, у кого больше волонтерских часов. Мы стараемся для ребят делать определенные бонусы в виде билетов куда-либо. Иногда студенты не могут позволить себе подобное, и они с радостью обменивают свои волонтерские часы на такую возможность. А так по нашим подсчетам в Весеннюю неделю добра волонтерами становятся до 5000 человек по республике, хотя нам кажется, что на самом деле людей гораздо больше.

– Существует ли недостаток волонтеров?

Смотря где. В зависимости от проектов. Еще лет пять назад мы ходили и говорили, что у нас много волонтеров, давайте мы вам поможем. Организации боялись, еще не знали, а сейчас многие «прознали тему», что волонтеры не особо страшные люди, что они реально могут приносить пользу, а не вред. Теперь все говорят, что им нужны волонтеры, и бывает, что их не хватает. Задача центра вовлекать людей в волонтерство, тут мы изворачиваемся, как можем. Делаем какие-то большие проекты, акции, частные истории людей, которые мотивируют делать добрые дела. Через СМИ рассказываем о том, что помощь нужна всегда, и любой человек может найти свое место под солнцем.

– Вы сказали, что раньше организации не особо сотрудничали, но сейчас все меняется. С кем вы чаще всего работаете?

Давние наши партнеры – это эколого-биологичекий центр. Когда у нас не было офиса, они нас приютили. Мы там находились безвозмездно, но своей волонтерской помощью мы восполняли свое нахождение, так скажем. Это очень хорошее партнерство для нас, потому что у нас появился офис, и сразу пришло много людей, так как люди понимали, что мы не какая-то фантастическая организация, у нас реально есть офис, куда можно прийти и получить консультацию.

Старые наши партнеры – молодежные центры и социальные центры, их очень много, но такой самый головной – центр «Истоки», дом ветеранов, который находится на Кукковке. Там у нас есть уже целая команда, которая специализируется на этом доме и ребята туда регулярно ходят, общается с бабушками.

Также ряд общественных организаций – приют для животных, донорские проекты.

– А в какой сфере волонтеры требуются чаще всего?

Постоянно в социальном добровольчестве. Потому что это сложно, таких людей очень много, кому нужна адресная помощь. Видов деятельности очень много, к какой-то бабушке нужно прийти и просто прочитать газету, кому-то убраться.

imgm6125

– Случались ли у вас забавные ситуации?

Когда мы создавали свою первую волонтерскую команду, набирали среди школьников. Они делали проект «Art contest». Ребята в 10-м классе, они выходят на сцену, куратор проекта – он же ведущий. И тут начинает отказывать звук, и у детей паника, а следующим номером должен быть бит-боксер. И ведущему ничего не остается делать, как кричать со сцены «Даша, что делать?» на весь зал! К этому его жизнь не готовила. Но вроде бы зал лояльно к этому отнесся. Мы этот случай вспоминаем частенько как пример, что волонтер должен быть готов ко всему.

– А с какими проблемами чаще всего приходится сталкиваться?

Проблем, конечно, хватает. Потому что, например, ты только наладил работу в команде какого-то проекта, тут же появляется следующий, и ты переходишь туда, а та команда начинает куда-то проваливаться. Я вспоминаю такую игрушку, в своем советском детстве, где волк бегал яйца собирал то слева, то справа. Иногда, я себя ощущаю этим самым волком.

Не хватает времени, рук и сил, чтобы все успевать. Но это приносит свои плоды и определенное удовольствие. Всему можно научиться и волонтерская деятельность – такая площадка, где я каждый день учусь чему-то новому.

– Каким образом можно поддержать волонтерский дух?

Очень сложно, иногда хочется всех распустить и закрыть организацию. Думаешь, да гори оно все огнем! А потом вспоминаешь ,что на самом деле это идеальная картинка мира, когда наш центр не будет нужен и мы его с радостью закроем. Это идеальный конечный результат, то, к чему мы идем. И ты с большим усилием работаешь, чтобы добиться идеального результата.

– Мне кажется, это случится нескоро.

Ну да, это утопия. Но мы делаем для этого все, максимально рассказываем о добровольчестве, готовы обучать этому.

– А существуют какие-то школы волонтеров?

Да, конечно. Сейчас для старшеклассников идет городская школа волонтеров. Новички или те, кто хотел бы, но боялся, могут прийти. Мы в тренинговой форме обучаем и рассказываем, как быть волонтером. После первого занятия все ушли с квадратными глазами, потому что не подозревали, что в волонтерстве есть столько подводных камней, и если сейчас их не обговорить и не подготовиться, то многие через месяц разочаруются в этом. А когда они пройдут эту школу, будет осознание того, что волонтерство – не всегда праздник, это работа и усилия над собой в первую очередь.

– А сама школа существует давно?

Я сама пришла в волонтерство через школу, то есть это было девять лет назад. Сейчас она проходит два раза в год: осенний набор и весенний. Всегда под проекты. Наша задача еще подготавливать волонтеров-лидеров, которые будут собирать вокруг себя сообщество для решения социальных проблем.

Никто не запрещает человеку оставить волонтерскую деятельность и вернуться к ней через какое-то время.

–Как можно привлечь людей к такой деятельности?

Всегда все по-разному, иногда это все спонтанно. Плюс крупные проекты, они служат волшебными магнитиками, на которые приходят огромное количество людей, но при отборе на такие проекты учитывается волонтерский опыт. Если человек захотел быть волонтером только на футболе, то его, скорее всего, система «откинет», потому что нет опыта.

Сейчас в целом о волонтерстве больше говорят, чем семь лет назад и общество более позитивно относиться. Раньше, когда ты говорил, что ты волонтер, люди крутили у виска и считали сумасшедшей.

– Как много мероприятий проходит через вас за год?

В неделю может быть до пяти мероприятий. Зависит от формата. Мы нашли людей и они ушли помогать в эту организацию со своим курирующим волонтером, либо мы полностью приходим со своей идеей и сами все проводим. Может быть разный уровень участия и, соответственно, разный уровень подготовки. Иногда это занимает месяц, а иногда два дня. Параллельно может идти десять проектов, это без больших, конечно.

imgm6135

– Но для каждого проекта свои волонтеры?

Да. И они сами ведут эти проекты. Например, есть такой проект «волонтеры-репетиторы». Школьники хорошо знают свои предметы и готовы помочь ребятам, у которых нет финансовой возможности нанять репетиторов. И ребята занимаются, понятно, что не на профессиональном уровне, но этого уже достаточно. Тем более они общаются со сверстниками.

Есть проекты, у которых из года в год меняются кураторы.

– Помимо волонтерской деятельности, чем еще вы занимаетесь?

Волонтерство – это жизнь, ты даже свои увлечения вписываешь в его график. Я очень люблю готовить. Когда есть свободная минутка, собственно за что и любят меня мои друзья, с которыми я редко встречаюсь, я готовлю разные вкусности. Конечно, не как шеф-повар, но им нравятся, никто еще не отказывался. Сейчас, когда идут большие проекты, я с большим удовольствием делаю так, чтобы я была на кухне, а кто-то все остальное организовывал.

Самый экстрим опыт был – двухнедельный международный лагерь-экспедиция. Когда ты в походе каждые три дня новый город и все это время готовить для команды из 15 человек. Мы шли из Петрозаводска до Кеми, какие-то расстояния мы проезжали. Жили в палатках, землянках, у кого-то дома. Везде я готовила. Приехала и в арт-пространство «Двор» пошли вафельки, печеньки…

– Про «Двор» расскажите.

Это еще одно безумство. Когда нам бывает скучно и у нас мало проектов, мы можем себе придумать новые. Собственно, «Двор» так и родился. Наступил предел выгорания в социальном, спортивном волонтерстве. Тогда мы подумали, что творчество добавляет красок. Тут появилась Валя Григорян, и мы предложили совместно что-нибудь сделать. Выглянули во двор здания, куда мы переехали, а оно очень крутое, ограниченно с трех сторон, получается такой внутренний дворик, в котором можно что-то творить. Так органично это и придумалось, летний проект, который нон-стопом срывает все шаблоны. Ты работаешь там каждый день с несколькими мероприятиями.

Сейчас, очень классно, что сложилась команда, которая хочет этим заниматься. За осенний, зимний период они подготовят новую программу, новую концепцию. Если кому интересно, обращайтесь к нам!

imgm6095

– Чем для вас является волонтерство?

Теперь это для меня работа, хотя я не получаю заработной платы. Это очень круто, когда ты волонтер, тебе находится работа по душе. Я делаю то, что мне действительно нравится. Для меня выйти на работу в семь утра и прийти в одиннадцать вечера абсолютно нормально. Да я и не устаю особо. Иногда бывает, конечно, но это не постоянно. Ты просыпаешься и летишь на работу, потому что знаешь, что тебя ждет много крутых дел.

– Что вы можете посоветовать людям от лица волонтеров?

Быть более человечными и иногда не настолько равнодушными. Сейчас мы думаем над проблемой людей без определенного места жительства. Просто у нашего волонтера несколько лет назад случилась трагедия, погиб родитель. Человеку стало плохо, и никто не оказал помощь, все прошли мимо. Люди посчитали, что это человек бомж пьяный лежит у дороги. Оказалось, случился инсульт. Если бы вовремя оказали помощь и вызвали скорую, то его могли бы спасти. Это до мурашек пробивает, когда люди проходят мимо и считают, что это не их проблемы. Это может случиться с любым. Сейчас мы живем в таком динамичном мире.

Человечность – самое важное. Даже если вы будете помогать своим близким, друзьям, то этого уже будет достаточно.

фото – Сергей Кириченко