Паломничество по вечевым республикам Часть первая. Новгород

2

В детстве я любил рассматривать открытки с изображениями городов. Особенно мое внимание привлекали древние Новгород, Псков, Старая Ладога. Игрушечные башенки, мощные крепостные стены, аккуратные флажки и оконца – все это прочно отпечатались в моей памяти.

Прошло больше 20 лет. Наконец-таки я оказался в Великом Новгороде.


2

Первое знакомство с городом

Мы поселяемся в гостиницу «Россия». Протяженное трехэтажное здание родом из советского прошлого. Как и многие герои русской литературы, оно застряло между двух эпох. Остановилось на полпути. Одна половина – современный отель, другая напоминает декорации к фильму об эпохе застоя.

Мы выбираем застой. 800 рублей на двоих за полноценный номер. Телевизор, холодильник, душ. Графин и стаканы.

Начать знакомство с городом решаем с пешей прогулки. Улицы и улочки исторической части немноголюдны, некоторые уголки и вовсе пустынны. В основном – малоэтажная застройка середины XIX – начала XX века, характерная для провинциальных городов. Влияние Москвы заметно куда больше, нежели Петербурга. Несмотря на удаленность Первопрестольной и близость Северной столицы.

7

Сворачиваем к кремлю и оказываемся у загадочной ландшафтно-архитектурной композиции. Монолитный плоский цилиндр из черного гранита. Напоминает часы, но без стрелок. Вместо циферблата – таинственная геральдическая символика. Из центра бьет фонтан. Кажется, слышен чей-то голос. Прислушиваемся.

8

— Ганзейский союз объединял торговые города северо-западной Европы на протяжении пяти столетий, – чеканит девушка из уличного динамика. – В наше время было решено возродить содружество городов, цель которого – развитие теперь уже не только торговли, но и культурных связей.

Так мы узнаем, что перед нами – Ганзейский фонтан, установленные в недавнем прошлом и символизирующий диалог шестнадцати стран-участниц возрожденного союза Ганзы.

Технологии организации музейного и публичного пространства в Новгороде удивят нас еще не раз. Сенсорные экраны и прозрачные полы в Грановитой палате, арт-инсталляции и интерактивные стенды в кремлевских башнях – все это делает увлекательным знакомство с прошлым даже для человека, далекого от истории.

Перейдя Волхов по пешеходному арочному мосту, оказываемся на другой – Софийской – стороне города.

6

— Купите петушок, ребята. Помогите бабушке, – нас останавливает бойкая старушка, с которой так и тянет завести душевную беседу. – Есть мишка, есть зайка.

— Дайте зайку, – улыбаясь, достаю из кармана десятирублевые монетки.

— На, мой дорогой, – бабуля протягивает мне золотистый гостинец на палочке.

Такой вот привет из детства. Неожиданный и приятный.

«Решать дела привыкли мы на Вече…»

Мы на звоннице Софийского собора. Внизу неспешно течет Волхов. Вокруг кремля неторопливо прогуливаются праздные горожане, внутри – бродят любопытные туристы. На другой – Торговой – стороне между арок Ярославова дворища мелькают едва различимые фигурки людей. По обе руки простирается перспектива средневековых стен и башен. Обернувшись, можно увидеть «Тысячелетие России». За кронами лип и дубов будут выситься купола Софийского собора. Краегольного камня русской истории, как только что нам рассказала экскурсовод.

Присмотревшись, можно повсюду различить маковки древних храмов. Они разбросаны по всему городу. К сожалению, многие из них оставлены без должного внимания. Как туристами, так и властями. Некоторые церкви и вовсе полуразрушены.

Все это наводит на горькие мысли.

4

У стен кремля – лавки с сувенирами. Такого в Петрозаводске не встретишь. Впрочем, на Торговой стороне мы уже заприметили компактное двухэтажное строение. Целый сувенирный магазин. Я засматриваюсь на красочные картины, рисующие сцены из народной жизни – ярмарки, праздники, гулянья. Покупаю новогодний шар, похожий на огромную клюкву. Сверкающие в серебре березки на фоне белокаменных церквей.

Удивительно, но матрешки, свистульки, лапоточки не производят впечатление бездушной стилизации. Кажется, новгородцы и вправду стремятся возродить народные промыслы, протянуть нить в прошлое.

14

5

На обратном пути поворачиваем на Большую Московскую и оказываемся у Дома Берга. Это купеческий особняк из красного кирпича середины XIX века, в котором теперь расположен ресторан русской кухни. Исконно русской, как гласит вывеска. У входа – стенд, повествующий об истории известного купеческого рода Бергов. Наше внимание привлекает маленькая деталь – невидимая ниточка, связывающая Новгород и Карелию. Читаем: «Племянник бывшего владельца этого здания – известный исследователь Онежского озера, географ Лев Семенович Берг».

Несмотря на причастность нынешних рестораторов к истории родного края, меня тянет в «Колобок», расположенный по соседству. У Бергов по-купечески чинно и по-мещански уютно, а у персонажа из народной сказки по-советски просто и дешево.

— Здорово, братцы! – шаткой походкой к нам подруливает колоритный персонаж. Судя по всему, завсегдатай «Колобка».

— Этого стоило ожидать, – резонно замечает мой приятель. – Вечно несет тебя в такие заведения, – в его голосе слышатся нотки недовольства.

— Решать дела привыкли мы на Вече, нам не пример покорная Москва, – декламирует поддатый гражданин. Как выясняется, стихи декабриста Рылеева.

Остаток дня мы проводим в сомнительной компании. Зато в беседах о новгородской вольнице и отечественных традициях демократии.

12

 

Читайте также