Вагант ушел, но обещал вернуться

Студенчество сегодня – возможно, один из важнейших пластов в структуре современного общества. Молодежь в идеальном пространстве выступает двигателем прогресса, имея в своем арсенале недюжинный потенциал продуктивной энергетики. Студенческий дух вмещает в себя прошлое с настоящим, устремляя свой взор в неизведанное будущее. Студенты в состоянии не только просто лицезреть происходящее, но и влиять на окружающую их действительность, строить новый порядок вещей, примеряя на себя ореол созидателей и творцов. Молодежь, с одной стороны, легко может выполнять роль мирского катализатора, с другой – выступать источником экономических, социальных и политических преобразований. Обозначить новые формы культуры, преодолевая закостенелость, ветхость и лицемерие – всего лишь одна из задач, которая находится в потоке молодежной стихии. В результате подобных устремлений история мчится в новое русло под эгидой ума, дерзости и уникальности. Новая надежда – это люди, не обременённые кредитами и ипотеками, невнятной работой, не успевшие заблудиться в кулуарах безыдейности и безразличия. Новая сила – в стремлении «быть реалистами, требуя невозможного». В подобных условиях есть шанс возникнуть острому осознанию одной простой истины: именно студенты в состоянии видеть «место для шага вперед», именно они задают вектор для личного подвига. Толика бунтарской энергии часто позволяет посмотреть на мир с иной точки зрения, а порой нам выпадает шанс вырвать билет на бенефис мечтателей.
Но в том-то и дело, что речь идет об идеалах, которые так часто идут вразрез с непоколебимой действительностью. Сейчас наша страна переживает нелегкое время. И счастье видится в новых идеях. Необходимость конструктивных реформ во всех сферах жизни не вызывает никаких сомнений. Социальный разрыв между разными классами приобрел даже не ужасающий характер, а унизительный. И чтобы это осознать, прочувствовать, увидеть, не надо оканчивать никаких ВУЗов, достаточно просто выйти на улицу. Многие вправе заявить, что во всем виновата власть. В этом, конечно, есть часть правды, и она существенная, но это лишь одна сторона медали. Как ни странно, но весь этот беспорядок допускаем мы с вами. И в этот самый момент молодежь в лице прогрессивного студенчества, по идее, должна продемонстрировать свое отношение ко всей несправедливости, наметить пути решения, поднимать неудобные вопросы, бороться, в конце концов. Поймите правильно, я говорю не о призывах к революции, переворотам и прочему насилию. Но если посмотреть какой путь выбрали молодые люди, то многие вещи становятся очевидными. Студенческая пора для многих ассоциируется с лучшим временем в жизни. Ты становишься по-настоящему взрослым человеком, намечаешь путь собственного развития, все чаще видишь себя самостоятельным и независимым. И как провести отведенное время в учебном заведении зависит только от тебя. Многие уходят с головой в учебу, другие пускаются во все тяжкие, большинство же балансируют где-то между. Но оказавшись в университете, все абитуриенты подвергаются «социальной нейтрализации». Предлагается иной вариант самоидентификации, в котором невозможно выйти за пределы личных интересов и комфорта.
Я еще во времена студенчества стал замечать, что есть некоторые мероприятия в университете, которые проходят с серьезным размахом, будь то «Мистер/Мисс ПетрГУ» или Student.come – ежегодная студенческая вечеринка. И что тут такого, спросите вы? На первый взгляд ничего. Но как-то незаметно для всех конкурсы красоты словно плесень покрыли все факультеты. Огромное количество людей оценивают и следят за своими однокурсниками или одногруппниками, тратя на это кучу времени и сил. Мусолят эти новости и местные СМИ, заранее намекая будущим абитуриентам, что и у них будет возможность, если уж не поучаствовать, то лицезреть работу конвейера по созданию красивых дев и юношей, обеспечивая продолжение ежегодного угара, обработанного в фотошопе. Туда же можно отнести и КВН, различные шествия, Евровидение, неделю забоя, молодежные парламенты и т.д. Понятно, что все эти мероприятия имеют смысл. Но когда мы практически все время пытаемся себя развеселить, потешить свое тщеславие, так боимся заскучать или остаться наедине с собой, что студенческая среда вырождается в фанаберическое шапито-шоу. На целых пять лет нас старательно оберегают от права на собственный голос, а то не дай Бог мы вдруг станем задавать неудобные вопросы, разбираться в самих себе. Сразу вспоминаются строчки Вознесенского: «Веру наивную не верну. Жизнь раскололась. Ржёт вся страна, потеряв всю страну. Я ж – только голос…». На время учебы мы оказываемся в порочном «зазеркалье», из которого выбраться не могут ни преподаватели, ни учащиеся. Недовольство, кстати, присутствует, но источники для брюзжания не совпадают. Да не так плохо обстоят дела, как я тут вам расписываю. Поразительно, но остаются еще силы для чего-то стоящего.
Пустая агрессия, не подкрепленная внятными идеями, ничего не изменит. Хэштеги в социальных сетях не пробудят осознанный выбор к перестроению моделей поведения. Диссы и рэп-баллады – пустое, как бы не хотелось верить в обратное. Нам лучше подавай императивный «Student.come» с группой «Хлеб» на главной сцене. Студентам помог бы собственный культурный фон, свои традиции (не путать с флешмобами). Но сейчас не до них. Отличный пример произошел с педагогическим университетом (академией). Через несколько лет учащиеся лесоинженерного факультета и понятия не будут иметь, что за стены их окружают. Какая-то академия была, сейчас хоть полы покрасили, а раньше, говорят, вообще мрак был. Вот и все. Забвение. Отсутствие культурной памяти, прошлого, этого медлительного пласта событий, случаев, переживаний, жизней, нам еще обязательно аукнется.

tcrk_dh6swo
Майские события 1968 года во Франции, в которых ключевую роль сыграли студенты

Слышим ли мы от студентов конструктивную критику в сторону властных структур, системы образования, университета в конце концов? В том-то и дело, что затолкали себя в футляр, реагируя на события с точки зрения привлекательности и лояльности. Слышим ли широкое обсуждение студентами докладов профессора, доктора наук Александра Иванова, который всеми силами борется с ЕГЭ и той катастрофой, что сложилась в нашей системе образования? Имеют ли его взгляды поддержку в среде студенчества, слышали ли они хотя бы о них, понимают ли они, что подобные вещи прямом образом связаны с ними конкретно здесь и сейчас? Мы дрейфуем на обломках советского образования, не обращая внимания на усиление деструктивных решений, принимаемых нашими реформаторами. В капкане собственного невежества и социального равнодушия оказались дети, их родители, учителя, преподаватели, студенты. А мы все так же возлагаем надежды на кого угодно, но только не на самих себя. После нас хоть потоп. Трудно вообразить, что сегодня может повториться ситуация, которая произошла с Д.И. Менделеевым. Из воспоминаний современников выдающегося ученого мы узнаем:
«В марте 1890 г. в Петербургском университете начались студенческие волнения. Они приняли крупные размеры. Студенты устраивали сходки для обсуждения требований к правительству и составления петиций. На эту сходку в числе других профессоров явился Д. И. Менделеев, который пользовался необычайной популярностью, любовью и уважением всего студенчества. Речь шла о том, чтобы подать правительству выработанную петицию и просить это сделать Менделеева, который это предложение принял и обещал исполнить.
Петиция была ярко политической, содержала явно политические требования, например свободы слова, свободы печати, равноправия мужчин и женщин и пр. Говорить, что это была академическая петиция, совершенно неправильно, — это была явно политическая петиция, я это подчеркиваю, потому что и здесь проявилось исключительное мужество Менделеева, который не побоялся в это смутное, мрачное время русской истории взять на себя такое поручение, которое, конечно, являлось в политическом отношении чрезвычайно опасным.

И здесь сказывается величие Менделеева не только как ученого, но как человека и гражданина. После лекции Менделееву была передана петиция для вручения министру народного просвещения Делянову. Петицию рассматривать отказались. Менделеев подал прошение об отставке. Дальше последовали многочисленные акции протеста, многих арестовали. Менделеев прочитал свою последнюю лекцию 22 марта 1890 года, закончив ее словами: «Покорнейше прошу не сопровождать моего ухода аплодисментами по множеству различных причин». Эти слова были так выразительны, что не раздалось ни одного возгласа, ни одного хлопка, и среди этой мертвой тишины он оставил аудиторию, оставил ее навсегда».
История постоянно тычет своими примерами в наше заспанное лицо, доказывая существование былого единства преподавательского состава и студентов. Я уже молчу про парижский «красный май» 1968 года, который знаменовал собой апогей солидарности студентов не только с профессорским корпусом, но и со всем работающим населением Франции, в том числе со старшим поколением интеллектуалов, среди которых были Сартр, Фуко, Мориак и др. В борьбе за право на лучшую жизнь произошло уникальное слияние разных социальных слоев, приведшее к продуктивным изменениям в жизни французов.
Помню, как на первом курсе, один из преподавателей прямо заявил мне и моим товарищам, чтобы мы не смели лишний раз высовываться, чтобы позабыли о мнимых протестах и волнах недовольства. Вдруг попадете в объектив камер, всю жизнь себе загубите. Но никто тогда не понял, что благодаря подобной позиции, желание видеть справедливость, взращивать ее где-то в глубине сердца, было выдернуто с корнем. Что же произошло с молодежью сегодня? Приняли правила игры потребительского общества и давимся от смеха, думая о собственной выгоде, отдавая предпочтение мыслям о статусе, положении в обществе и престиже. Гордимся, когда смогли обмануть или, наоборот. задобрить преподавателя, списать, сдать предмет совершенно не готовясь, используя микронаушник или другой гаджет. И в нас прямо заложен стереотип, что высшее образование – один из самых необходимых атрибутов современной жизни. По этой причине большинство студентов стремится не знания получить, а приобрести нужные бумаги для подтверждения изученных курсов, а преподаватели предоставляют нам такой шанс.
По отдельности мы можем быть талантливыми, умными, справедливыми, какими угодно. И таких студентов, в этом я не сомневаюсь, огромное множество. Без шуток, в стенах учебных заведений проходит масса нужных и замечательных мероприятий и проектов. И по этому поводу также нет сомнений. Я написал статью не для того, чтобы кого-то унизить или обидеть. Все эти слова посвящены в первую очередь самому себе. Это я все пять лет хоронил внутри себя стремления к изменениям; боялся отчисления, выбирая путь бездействия. Это я все трясся из-за чего-то эфемерного, кажущегося чем-то важным, постоянно путая стоящие вещи с ерундой. И я готов понести за это ответственность. Причина всему этому – страх. Сейчас это одна из немногих вещей, которая нас точно объединяет. А ведь «безумству храбрых поем мы песню». Исходя из слов Герцена, я, конечно, не врач, а в первую очередь боль. Но на днях мне приснился вагант. Он обещал вернуться, скромно напевая что-то про «радость грядущих дней».


источник фото:
http://visualhistory.livejournal.com/52926.html
http://www.ulianolucas.it/en/selected-works/68-un-anno-di-confine-2/